Избитого больничной стажеркой мальчика ранее изъяли из приемной семьи

Опекун настаивает на том, что детей забрали незаконно

Неожиданное продолжение получила история в Морозовской больнице, где 25 июня пятилетний ребенок якобы был избит стажеркой. Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова заявила, что мальчик был изъят из семьи из-за подозрений в возможном насилии над ребенком. Однако опекун малыша рассказала «МК», что правозащитницу ввели в заблуждение и на самом деле ребенка поместили в больницу по нелепому поводу.

Избитого больничной стажеркой мальчика ранее изъяли из приемной семьи

— Миша вместе с сестрой Алиной (имена детей изменены) — сейчас им 5 и 3 года соответственно — появился в моем доме в 2017 году, — рассказывает опекун детей Татьяна. — Их изъяли из семьи, какие принято называть неблагополучной. Биологические родители лишены прав и даже не боролись за малышей — они ни разу не приехали ни на один из судов. Первоначально Мишу и Алину взяла под опеку другая семья. Но уже через несколько дней они привезли детей обратно — извинились и пояснили, что не справляются с малышами, потому что у тех слишком большие проблемы со здоровьем.

— А почему вы их решили взять?

— Я сама врач и понимала, что, если бы у меня родился ребенок с таким же заболеванием, я ведь его не бросила бы. И этим должна помочь. Миша и Алина два года проходили лечение в различных научно-исследовательских институтах. Удалось не только добиться стабилизации состояния, но и улучшить здоровье детей. Дети прибавили в росте по 15 см, увеличился их вес, они начали говорить. Через полгода в семью был принят и третий ребенок, младший брат Миши и Алины. У нас дом в Подмосковье и квартира в Юго-Западном округе столицы. Все дети ходили в кружки: во вторник и пятницу — на танцы, по средам — на шахматы, в субботу — на спортивную гимнастику и в аквапарк. Дети посещали дошкольные учреждения.

— Что в итоге случилось?

— 7 июня у младшего ребенка был день рождения. За накрытым столом собрались гости, принесли подарки. И я отправилась в детский сад забрать Мишу и Алину. Представьте мое состояние, когда я увидела полицию и своих детей в машине «скорой». Я смогла только выяснить, что якобы Миша сказал воспитателю, что я укусила его за ухо. А у Алины из уха, по мнению воспитателей, текла кровь. Детский сад сообщил в органы опеки, а там велели вызывать службы и везти детей в больницу. Ехать в «скорой» мне не разрешили, заявили, что я уже не представитель малышей. Я поехала в больницу своим ходом. И там узнала, что никакого укуса у Миши нет, просто ссадина, а не укус. А у Алины и вовсе все в порядке.

— Сотрудники опеки извинились?

— Они не приехали ни в больницу, ни к нам домой. Позвонили по телефону, сказали, что расторгают со мной договор и мне необходимо сдать младшего ребенка. Как будто это чемодан какой-то. Взял — сдал. Особенно это гуманно сделать в его день рождения, вытащив ребенка из-за праздничного стола.

— А до этого вы были на связи?

— Конечно. Они постоянно приходили с проверкой в семью.

— Похоже на какое-то недоразумение…

— А это и есть результат целого ряда недоразумений. Проблемы с детским садом начались сразу. И я сейчас не хотела бы говорить подробно — этим будут заниматься другие органы. Но о нескольких могу сказать. У меня сложилось впечатление, что врач детского сада некомпетентна. Количество ее направлений в участковую поликлинику и наших туда визитов только в апреле и мае достигало в среднем по 8 на Мишу и Алину. То есть я 16–20 раз посетила поликлинику только с этими двумя детьми. И в 90% случаев ее диагнозы не подтверждались. Мы возвращались в детский сад со справкой «здоров». То врач заподозрит кишечную инфекцию, то перепутает с ОРВИ, то отправляет к другим смежным специалистам. Ребенок не робот ведь. Он так же, как и взрослые, может уставать, не высыпаться. Это врач называла недомоганием и требовала принести от врача справку, что дети здоровы. И это притом что врач, по сути, не знает не только клинических проявлений и особенностей течения наследственных и врожденных заболеваний этих детей, тактики наблюдения за ними, но и, кажется, не знает даже их перечня.

— Это единственная ситуация недопонимания с детским садом?

— Нет, мне стали жаловаться, что Алина писается во время тихого часа. Выяснилось, что они перестали надевать ей памперс, поскольку другие дети спят без него. И Алина в итоге каждый день по несколько часов лежала мокрая в спальне, где по весне было отключено отопление. Воспитатель отказывалась будить ребенка в туалет, поясняя, что потом Алина не заснет и она будет вынуждена с ней сидеть целый час. Я пригрозила написать жалобы во все инстанции. 24 апреля разговаривала с заместителем директора. И ситуация вроде разрешилась. Но Алина заболела. Сначала ОРВИ, потом конъюнктивит, ринит. Затем заболело ухо. Врач в поликлинике прописала нам капли. Я предупредила сотрудников сада, что закладываю Алине в ухо ватку с лекарством. Пояснила, что раствор рыжего цвета, чтобы им не казалось, что это кровь.

— А что за укус у Миши?

— 5 июня, делая Мише вечером необходимые инъекции, я заметила у него корочку на ухе, как будто ссадину. Обработала ее зеленкой. И только 7-го на ухо обратили внимание в детском саду. И якобы на их вопрос, что случилось, Миша сказал, что его укусила мама. Но у мальчика задержка психо-речевого развития 2-й степени, по поводу чего он и ходит в коррекционный детский сад. Вряд ли он мог сам это придумать.

— Что произошло дальше?

— Уже 21 день детей держат в больнице — говорят, что по данному делу проводится проверка. Но меня за 21 день никто никуда не вызывал. И сколько она будет длиться — непонятно. Мне удалось навестить их несколько раз. Миша и Алина бросились ко мне с криками «мама», стали обнимать. Я переодела детей, сказала медсестрам, что возьму их одежду постирать. Уже тогда я заметила несколько синяков на теле и лице Миши. Но не приняла это во внимание, потому что он очень подвижный и опять где-нибудь упал. Я спросила его, почему вся физиономия в синяках, он заплакал и стал говорить, что он хочет домой. Я пообещала, что обязательно их заберу.

— Третьего ребенка у вас также отняли?

— В день, когда «скорая» увезла Мишу и Алину в больницу, мне позвонила начальник опеки и потребовала, чтобы я вечером привезла младшего ребенка на освидетельствование. Но я пошла с ним в районную поликлинику, где нам выдали справку, что мальчик здоров. Я сообщила сотруднице, что готова выслать им справку, но она бросила трубку со словами: «Если бы вы сделали, как я вам сказала, и привезли ребенка, то все было бы по-другому. Я объявляю ребенка в розыск». Я пригласила приехать к нам и посмотреть на ребенка. Но никто не приехал. Где сейчас находится ребенок, я даже не представляю. При этом в больницу органы опеки так и не приехали.

— Как сейчас дела у Миши и Алины?

— Знаю, что 21 июня у Миши закончилось лекарство — гормон, который он постоянно принимал по назначению врача. В Морозовской больнице его на балансе нет. Без лекарства Мише грозит резкое падение массы тела (он и так в свои 5,5 года весит 12 кг и имеет рост 98 см), разрушение зубов, выпадение волос и прогрессирование умственной отсталости. У Алины обострился атопический дерматит от стресса и больничной диеты, появились крапивница и расчесы.

— А почему вы сразу не забили тревогу? Зачем ждали 21 день?

— Я сразу же обратилась в суд об обжаловании действий опеки по трем детям, в прокуратуру Московской области, городскую прокуратуру, к уполномоченному по правам ребенка, в министерство образования московской области, министерство социального развития, написала письмо Путину В.В. Заседание суда назначено на 1 июля.

По поручению и.о. руководителя Главного следственного управления СК России по Москве Андрея Стрижова следственными органами с целью всестороннего установления всех обстоятельств применения насилия к ребенку в Морозовской больнице возбуждено уголовное дело.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Комментирует психолог, руководитель Центра психологии и права Арина Покровская: «Дети из системы приютов и из неблагополучных семей приучены вызывать жалость и голодны до внимания. Эти дети могут долго говорить что-то удивительное про свою приемную семью, искажая или преувеличивая события».

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

двенадцать + 4 =